Купить ножи
складные и охотничьи ножи
vip-horeca
  • Главная
  • Новости
  • Статьи
  • Галерея
  • Вопросы
  • Контакты
  • Найфовка
rusdamask.ru

Интервью с Леонидом Архангельским

18.11.2010
Автор: Леонид Миндолин
Категория: интервью

Говорят, что чем известнее человек, тем труднее с ним общаться. Не знаю, как в повседневной жизни, а в общении с мэтрами клинков мне подобные «зазнайки» не попадались. Это относится ко многим известным в мире холодного оружия людям. С.В, Пашихин, В.С. Ковров, А. Сальников – очень приятные в общении и адекватные люди. Таким же доброжелательным собеседником оказался и герой этого интервью, автор книги «Секреты дамаска» и один из лучших мастеров дамасской стали – Леонид Архангельский.

 

Леонид Миндолин: Здравствуйте, Леонид. Или к Вам лучше по имени – отчеству обращаться?

Леонид Архангельский: По барабану, я – барабанщик. :)

Л.М.: А я гитарист. Но, хоть вы и барабанщик, клинки у Вас просто замечательные, Леонид. Мы на прошлом «Клинке» подходили к вашему павильону, но Вас, к сожалению не застали.

Л.А.: Да, я был в «горизонтальном положении».

Л.М.: Да, нам Мария сказала, что Вы болеете. Я представляю сайт о холодном оружии – Haralug.ru. Сайт молодой – ему пока только год. Для наших посетителей расскажите немного о себе, потому что не все знают кто такой Леонид Архангельский, чем он знаменит и как пришёл такой человек в ножевую индустрию.

Л.А.: Знаете, вы мне лучше напишите на почту вопросы и я вам скину статью о себе. Там те же самые вопросы, где спрашивают: «Как ты докатился до такой жизни?» Ну и так далее. Там всё подробно изложено. Потому что так вот - на словах оно не очень.

Л.М.: Не очень?

Л.А.: Да конечно. Знаете – «человек, утомлённый «Нарзаном» бывает, знаете эту классику? А я утомлённый интервью. То есть, постоянно говорить одно и тоже… Приходят и начинается: «Так, берут интервью. Что спросили? А! Вот это спросили. Я включаю вот эту программу ответа.»

Василий Слиган: Леонид, я Вас помню по первым, посещённым мною выставкам, которые тогда проходили в ЦДХ (Центральный Дом Художника). Тогда я уже был знаком с Геннадием Константиновичем Прокопенковым, он что-то давно на таких мероприятиях не выставляется, тогда он познакомил меня с Вами, с Игорем Александровичем Скрылёвым. И вот тогда я слышал, что Вы УЖЕ работаете над книгой о булате, о секретах булата. А вышла эта книга года два или три назад. То есть, получается, Вы над ней работали лет восемнадцать.

Л.А.: ДВАДЦАТЬ лет ровно. Я начал её писать ещё когда работал в НПО «Энергия», мы делали станцию «Мир», «Буран». Тогда были частые ночные смены по двенадцать часов – надо было всё срочно запустить. Я тогда какие-то намётки делал рукой, потом  купил один компьютер, потом другой, третий.

В.С.: Как раз в те годы – 2002 – 2003 Ваша дочь Мария впервые выставилась со своим клинком, в конкурсе рубки каната участвовала…

Л.А.: Да. Там её подвели просто совершенно ужасным образом – просто заточили клинок уродливо. Ну да ладно, не будем об этом.

В.С.: Ну да, я понимаю, вспомнить историю, как говорится «родословную» булата и восстановить – это труд титанический. Это я не знаю чего и сколько надо перелопатить

Л.А.: Надо не то чтобы перелопатить, надо отделить зёрна от плевел…

В.С.: Так для этого «пахать и пахать».

Л.А.: …потому что моя инженерная и научная подготовка не даёт мне на это права. Кроме всего прочего, я человек очень православный, я не могу просто так сказать и… ну просто брякнуть, не проверив. То есть, за каждое слово надо отвечать. Я эту книгу написал не просто, я мог написать её за две недели – набрал сказок оттуда, легенд отсюда... А так я за каждую фразу готов отвечать, обосновывать, делать ссылки перекрёстные – почему это так происходит. Сказать оно, конечно, можно, а ты поди – продемонстрируй. Так Дмитрий Иванович Менделеев говорил –  верить можно во всё, а ты науку продемонстрируй. То же самое и здесь. Говорят – вот была сталь, которая плавилась при температуре 2000 градусов. Замечательно! Сразу в лоб вопрос – в каком тигле ты плавишь, какой тигель выдержит 2000 градусов в течение 15 часов? Тишина. Так меня к подобному подходу здорово подвело то, что у меня Бауманский институт – советский, НПО «Энергия» - космическая отрасль. То есть, это очень большая техническая подготовка.

В.С.: Ну да, прежде чем что-то делать, нужна база. А база – это знания, сначала - теория, а потом уж практика.

Л.А.: Не обязательно, не обязательно. Я в книге написал: самый простой путь – это путь повторения. Найти учителя, научиться у него и просто идти за ним. Но в наше время учителя было найти практически невозможно. Просто не было учителей. Да, мы слышали - есть такой  Басов, куёт. Но я шёл своим путём, параллельно.

В.С.: Это были тогда полумифические, легендарные личности…

Л.А.: Когда я выплавил булат, я пошёл сам сдавать патент, авторское свидетельство на булат. А мне говорили: «Что за булат? Как такового булата вообще не существует, булата нет. Это миф».

Л.М.: Ну а то, что здесь сейчас многие булатные ножи продают?

Л.А.: Так это было в 80-е годы. Это совершенно другая страна была, совершенно другая жизнь, это невозможно понять.

Л.М.: Надо было жить тогда, чтобы понять.

Л.А.: Это просто невозможно объяснить – что это было такое. А спросишь – нет, никаких булатов нет. Их не существует вообще.

В.С.: Мифический, сказочный вымысел.

Л.А.: Конечно, конечно. Вот мы стали сейчас сталь делаем – она лучше всякого булата.

Л.М.: Тогда – да, тогда старались держаться того, что привычно и очень много нововведений на корню зарубалось.

Л.А.: Это как ветеран мог бы сказать: «Помню, мы с товарищем Кутузовым  ходили в поход, били французов, Бонапарта». И я вот сейчас тоже вспоминаю – да, были времена, когда вообще ничего не было. Какой дамаск? На всю страну было пять человек, которые делали что-то  - булат или дамаск. Пять человек всего было. А в ЦДХ на выставках было двести участников. Это сейчас расплодились, распочковались по разным выставкам. Это надо понимать, что спросить было не у кого. Спросишь у кого-нибудь: «А ты что делаешь»? Тебе ответят: «А я рессору железную варю»... Ну а из тех старых мастеров я один и остался.

В.С.: Да, для нас на весенних выставках было шоком, что Всеволод Сосков скончался. Вроде молодой мастер, не так давно вошёл в плеяду известных кузнецов…

Л.А.: Лет десять. Он и у меня учился 8 лет.

В.С.: Но, сравнить с тем же Басовым, Прокопенковым, с Вами – ну молодой человек-то. Десять лет – что такое, в тридцатилетнем, сорокалетнем возрасте; десять лет стажа работы с клинками – это мгновение.

Л.А.: Я стал кузнецом в 33 года. Как Илья Муромец. Слез с печи, можно сказать…

В.С.: А Сосков, он за эти десять лет успел многое. Его произведения, его клинки, особенно комплект «Сигурд» -  это что-то! И вдруг его не стало…

Л.М.: Завершая разговор про «Секреты булата», эту Вашу книгу можно купить только у Вас или где-то ещё в магазинах?

Л.А.: В магазинах нет, по-моему, только в интернет-магазинах ещё можно найти, на sarmik.ru вроде есть ещё.

Л.М.: И сколько она стоит?

Л.А.: Две тысячи рублей. Это было условие моих кредиторов, чтобы книга продавалась по такой цене по всей России. В Питере её продавали за три с половиной, но я не знаю, пошла ли она за такую цену.

Л.М.: Хотел спросить про Ваши ножи в целом, но, скажем так, в апреле меня больше всего поразил один единственный Ваш нож, просто прямо «на сердце упал» – это нож «Колонна». Дело в том, что меня, так же как и Вас, зовут Леонид, а этот нож – просто прелесть. Нож в греческо-римском стиле, в руке так замечательно лежит. Там мозаичный дамаск, по клинку узор в виде волн, как бы в древнегреческом стиле и на спинке клинка у рукояти надпись «LEONID». И рукоять в виде колоны.

Л.А.: Ах да-да-да. О-о-о да-а-а. Там миандр, узор…

Л.М.: Он у Вас в единственном экземпляре был? И уже ушёл к кому-то?

Л.А.: Ну конечно. Это моя программная вещь была, мне было интересно сделать подобный нож. Я слежу, что делают американцы, французы. Где, кто, и что делают. Чего ещё никто не делал, чего не было в мире. Задумал и сделал такой нож. Я точно могу сказать, что ТАКОГО не делали.

Л.М.: У меня была мечта годика за три на него накопить, но раз уж он кому-то достался… Просто это один из немногих ножей, который сразу по душе пришёлся.

Л.А.: Он был почти сразу куплен в подарок.

Л.М.: И остались у нас о нём только фотографии.

Л.А.: А у меня даже его фотографий не осталось.

Л.М.: Ну, заходите к нам на сайт, там они есть. Скопируете их себе.

Л.А.: Особенность этого ножа ещё в том, что его можно поставить на рукоять вертикально. Да, хорошая вещь была. Меня часто спрашивают: «Леонид Борисович, вот помните, я у Вас три года тому назад нож купил?» Три года. Разве все запомнишь…

Л.М.: А из нового у Вас что сейчас?

Л.А.: У меня практически ничего, у меня всё скрытое. То есть, я делаю, например, новый булат… Я работаю на уровне атомов.

Л.М.: Это с пинцетом под микроскопом?

Л.А.: Нет. Я смотрю, что происходит с группами атомов во время обработки. Во время ковки, во время термообработки. В основном, во время ковки. На внешность смотришь – ну дамаск и дамаск, как у Ворсмы, грубо говоря. А там, внутри? Ну, узор и узор. А по отзывам оказывается это самый агрессивный дамаск, который есть. Он порет просто. То есть меня не внешность, а внутренне содержание больше занимает. Мне интересно сделать «Бентли». Пусть он покрашен веником, но чтобы его мотор ревел.

Л.М.: То есть, он - износоустойчивый более, и дольше не тупится?

Л.А.: Конечно. Но чтобы его сделать – это разговор отдельный, это просто тяжело.

В.С.: То есть, вы хотите не просто добиться какого-то определённого узора, а именно определённых каких-то свойств?

Л.А.: Узор – это определённая ученическая стадия, когда узорами заболеваешь. Я, можно сказать, первым в России начал заниматься узорами. Вскрывал, как хакер компьютер, узоры, как они получаются, схемы их образования. Ещё Басов, в своё время, написал, что Архангельский сбил дамасское направление в колею узоров. Нужно понять, как делается структура, а когда поймёшь - тогда можешь идти дальше. Как говорил Сальвадор Дали: «Научитесь писать как старые мастера, потом рисуйте, что хотите». Но сначала научитесь. Или, как говорил Глазунов – чтобы нарисовать аплодисменты, нужно уметь рисовать руку. А бывает, когда человек не может изобразить ничего, но говорит, что он так видит. Пусть ты так видишь, но у тебя же краски осыпаются.

В.С .: Ну, не будем мы Вас больше мытарить своими вопросами.

Л.М.: Большое спасибо Вам за интервью.

Л.А.: Пожалуйста.

 

Лично мне всегда больше нравятся подобные рассказы, чем «пытка» человека подготовленными заранее вопросами. Огромное спасибо Леониду Борисовичу за интервью. Пожелаем ему новых успехов в его изысканиях и новых отличных ножей! 

Прочитали? Понравилось?
А ещё у нас можно:
Добавить в избранное
Акции! Скидки! Конкурсы!
Комментарии к статье "Интервью с Леонидом Архангельским"
 
269 дней 3 часа 58 минут назад
Комментирует: Дмитрий
к оттянутому лезвию из подшипника простой электросваркой был приварен хвостовик из полосы ст3 что из этого получилось не знаю. не точится не тупится хвостовик не отламывается даже не смотря на то что металлы разные
269 дней 4 часа 4 минуты назад
Комментирует: Дмитрий
как бы пообщаться с ТАКИМ ЧЕЛОВЕКОМ!? ни разу не пробовал ковать попробовал сделать нож... в наличии был подшипник,болгарка, сварка, резак и молоток
2344 дня 4 часа 54 минуты назад
Комментирует: Яна
А Машка на папу похожа. Только красивей.
Новый комментарий
имя:
 

комментарий:
   

Если вы не спамер и не бот, введите символы с картинки:

(с) Все материалы защищены законом об авторском праве. Копирование разрешается только с указанием автора и активной ссылки на первоисточник - http://haralug.ru
тестирование ножей, ножевые выставки, купить ножи, карта сайта
Яндекс цитирования