Купить ножи
складные и охотничьи ножи
vip-horeca
  • Главная
  • Новости
  • Статьи
  • Галерея
  • Вопросы
  • Контакты
  • Найфовка

Интервью с Михаилом Медведковым

26.03.2012
Автор: Леонид Миндолин
Категория: интервью
С Михаилом Медведковым мы познакомились непосредственно на страницах нашего сайта в переписке, завязавшейся в статье о рубке каната. До этого и я, и Василий читали интервью с Михаилом в журнале «Клинок булатный» №2(7) за 2008 год. И вот – личная встреча и первое интервью для Харалуг.ру

Леонид Миндолин: Михаил, расскажите, пожалуйста, для наших читателей немного о себе. Кто такой Михаил Медведков?
Михаил Медведков: Какая именно сторона жизни интересует?
Л.М.: Сторона, связанная с ножами. Ваш путь – с чего начали, как продолжили и что есть сейчас.
М.М.: Как хобби – это началось с детства. С младших классов была любовь к ножам. И сами делали с дядей. Он у меня очень «рукастый». Он мастер производственного обучения в ПТУ, и он меня этому учил. И сам что-то находил. Помню даже такие смешные нюансы, что для кого-то найденный нож – ну просто нашёл, и нашёл. А я помню: где-то под лестницей, в подъезде, нашёл нож кухонный с отломанной плашкой. Обмотал ручку… Ещё тогда всё про индейцев книжки читали, сшил для него ножны… Хотя был обыкновенный кухонник. Потом совершенно этим не занимался профессионально. Военный, офицер запаса – военное училище, потом войска, т.е. совершенно этого не было. И после войск тоже этого не было. И потом как-то накрыло… Не помню, с чего это всё началось. Стал по магазинам просто ездить, захотелось узнать, кто в Москве делает ножи. Заехали в один-другой магазин, я помню с женой мы катались. И где-то, в «Басселарде», кажется, на ВДНХ, мы узнали, что в Москве есть фирма «Южный крест». Дали телефончик, я позвонил директору, говорю: «Давайте встретимся». Долго не получалось встретиться, потом встретились. И, в общем, приняли. Сначала я занимался ручками, клинками особо не занимался. В «Кресте» я клинками вообще не занимался, скажем так. Потом «Южный крест» распался. Я к тому времени проработал там уже года четыре-пять. До распада мы уже начали проводить эксперименты по микарте и по конструкции. То, что сейчас воплотилось в РВС’овский фирменный монтаж. Это было придумано чуть ли не в «Кресте». Причём придумано совершенно спонтанно. Конструктивная особенность совмещает и всадной монтаж и накладной монтаж. Получился удачный эксперимент. Не было такого «О! Мы придумали классную вещь!». Ну, сделали и сделали. Потом сделали что-то ещё, похожее. А потом уже и обратили внимание на этот необычный монтаж. Это наше. Потому что если сразу не скажешь, что это наше, кто-нибудь сделает так же и скажет: «Нет, это я изобретатель». Стали ещё в «Кресте» «изобретать микарту», всякие модели. Самое смешное – с Дитмаром Полем общался на Arms&Hunting. Его книга 2002 года у меня до сих пор есть. Ещё в «Кресте» книга куплена. И ножи оттуда брались, прорабатывались. Я Дитмару говорю, типа: Спасибо, дорогой товарищ Дитмар за то, что некоторые подсказки были и по формированию ножевого вкуса, стилю и видения современного тактического ножа, и городского ножа. Потом создали «РВС», когда «Южный крест» развалился. И уже именно стали раскручивать те задумки, которые в «Кресте» и создавались То есть, это микартовая ручка, надёжная конструкция, «внедорожные» ножи, скажем так. А потом уже на базе «РВС» решили вернуться к классике. И «Асгард» - это мы, те же пять человек, но уже классика в стиле «Южного креста».
Л.М.: То есть люди те же самые, только другой стиль ножей?
М.М.: Да. Я сейчас расскажу весь подтекст. Делаем мы же, теми же руками, но получается две линейки. Одна техно-стиль, более неубиваемая – это «РВС»; и классическая старая советская – это «Асгард». Вообще сейчас у нас идёт слияние по брендам. «РВС» - это торговая марка. А «Асгард» - это будет производственная фирма. То есть мы, может быть, даже переведём те ножи, которые с деревянными ручками - они будут называться «РВС-классик», а «РВС», который сейчас есть, он будет ещё какой-нибудь.
Л.М.: А что у Вас сейчас за ножи с собой?
М.М.: Это – «Варан».
Л.М.: Почему - «Варан»? Откуда пришло название?
М.М.: Получилось как: был нож «Мако». Есть акула мако. У ножа был «верхний плавник» и «нижний плавник». То есть он - как акула. Потом я этот «верхний плавник» срезал, нижний тоже подрезал. Вроде и нож не мешается, и поуже будут ножны. И по контуру посмотрели, думали - как его назвать. И как морда варана показался – такой же «покатый лоб». Ну и вроде бы название неплохое, и контуры похожи…
Л.М.: И раскраска такая же. Немножечко пятнистая. А сталь какая, и из чего рукоять?
М.М.: Здесь дюратек. Дюратек американцы очень не хотят высылать в Россию. Вроде бы это NASA’вская сталь CPMS30V, очищенная и так далее, которая создавалась для NASA и вроде бы сейчас они дюратек прикрыли. То есть тридцатка простая идёт, а дюратек очищенный не идёт.
Л.М.: Даже из названия, если это «говорящее название», видно, что dura – это сокращение, скорее всего от durable, то есть долговечный, хороший, надёжный, прочный.
М.М.: А вот этот нож, он называется у нас «Круглый» вчера занял 1-е место в категории разделочных ножей длиной до 150 мм. Это наша Х12МФ.
Л.М.: Чуть-чуть не по моей руке рукоять.
М.М.: Маленький, тоненький. Вообще его готовили к боевому применению - городской тактический нож, свинопуховик… Он весь нарезанный, в руку «колко» так «вцепляется». Им резали и войлок, и резину, и алюминий, и деревяшки и всё…
Василий Слиган: Обкладки из микарты?
М.М.: Да. Мы тоже её клеим сами. Вот этот сделан из «брезенитухи» - ткань крупного плетения зелёного цвета. У «Варана» - оранжевая с чёрным ткань. Она выкраивается, пропитывается… Долго подбирали определённую эпоксидную смолу…
Л.М.: Наверное, самой большой тайной при изготовлении микарты как раз и является смола?
М.М.: Глупо, конечно, рассказывать, какая смола у нас используется. Но это не та смола, которая продаётся в пузырёчках в магазинах. Ведь очень много разных марок смолы и они могут отличаться маленькими градациями: одна чуть более текучая, другая чуть получше застывает, третья более хрупкая, у четвёртой адгезия выше, у пятой – когезия выше. Куча всяких нюансов.
Л.М.: Адгезия и когезия – что это?
М.М.: Адгезия – смачиваемость. Когезия – неотлепляемость после высыхания. Опять же смачиваемость, та самая адгезия, должна быть очень высокой, потому что материал рыхлый и она должна туда проникнуть, несмотря на все пузырёчки воздуха и там остаться. Она должна быть текучей. Текучие смолы быстрее застывают, можно не успеть к ней; можно зачерпнуть и она закипит... Очень много есть нюансов.
Л.М.: Да…
М.М.: Казалось бы – просто. Взял несколько носовых платков, смазал их смолой – и вот тебе микарта. В теории – да. На практике – не так уж и просто.
Л.М.: Во всём нужно умение и большой практический опыт.
М.М.: Все эти ножи состоят из мелочей и маленьких нюансиков. Ещё в «Южном кресте» как начинали – старые джинсы распускались на кусочки и из них клеили…
В.С.: Кстати, насчёт старых джинсов – я помню, в конце прошлого года в журнале «PROрез» был объявлен конкурс «Нож своими руками» и один человек представил нож, сам клинок был сделан из бытового секатора, а рукоятка - эпоксидная смола и «джинса».
М.М.: В принципе – всё одно и то же, но есть нюансы – повезёт/не повезёт, получится/не получится. Так же как и с термичкой. Вроде бы, когда для людей большие величины, они в мелочах не осознаются. Телебашня какой высоты? Полкилометра. Да, высоко. Но у неё же есть точная высота. Так же и у термообработки. Например 1216 ºC. А какой-то другой термист скажет – лучше 1212 ºC. А простые люди скажут – так ведь это же 1200!!! Тебе не всё равно +/- 4 ºC? А тот скажет – «Да ты что! Это же 4ºC»!!! А для нас, обычных людей, это «очень жарко». Поэтому мы в термичку не лезем. Там свои нюансы: температура, время нагрева, жидкость и способы охлаждения. Отжиг, отпуск, и т.д.
Л.М.: Михаил, вернёмся к фирмам: «РВС» станет торговой маркой…
М.М.: Мы её сертифицировали и можем теперь ставить значок ™.
Л.М.: Понятно, тогда вопрос о прошлом. Когда «Южный крест» распался, появилось несколько фирм, или основной костяк просто основал «Асгард» и торговую марку «РВС»?
М.М.: Получилось так, что тогдашний директор «Южного креста» всё это дело свернул и забросил по одному ему известной причине.
В.С.: Я помню, что в интервью журналу «Клинок булатный» Вы, говоря про распад «Южного креста» сказали, что «люди пытаются объять необъятное». Что Вы имели тогда в виду?
М.М.: Это была наша точка зрения, как подчинённых, на действия директора. Кроме того, что была фирма ножевая, начал выпускаться журнал, что-то там ещё делалось. То есть, как мы считали, средства тратились на разные проекты, вместо того, чтобы сконцентрироваться на ножах. Квадратура у нас была 700 м2. Технически хватало 500, а то и 300. Мы снимали весь этаж здания, которое шло на всякие перепродажи, «перепокупки», смену властей. Обо всём этом знали заранее. И, вместо того, чтобы предпринять какие-то меры, снять помещение поменьше, подешевле, дождались распада предприятия, платили большую аренду. Всё сводилось к тому, что человек как будто специально хочет уничтожить. Нет, чтобы переехать в помещение поменьше, сесть на одно место поровнее… Получилось, что владелец целенаправленно «убил» фирму. Ну ладно, это его выбор. А потом, по людям – кто был фанатом ножевого дела – те остались или с нами, или просто рядом, что самое смешное. Работают на том же предприятии, где и мы, занимаются не ножами, но работают там же. Основные люди вместе создали «РВС». Некоторые занимаются другой деятельностью, но, буквально, на другом этаже. А те, кто ножами никогда не увлекался и работал в «Южном кресте» просто, как на любой работе – они стали продавцами, слесарями и так далее. Просто все разбежались на работу ради работы, ушли в какие-то другие места.
Л.М.: Понятно.
В.С.: Таким, получается, всё равно что точить - сантехнические трубы или рукоятки ножей.
М.М.: Абсолютно верно. Был один мастер, он делал музыкальные инструменты – балалайки, потом делал ручки для ножей, то есть если он сейчас снова делает балалайки – я не удивлюсь. Работает человек с деревом – и работает. А балалайки или ножи – ему без разницы.
В.С.: Кстати, по анонсам на сегодняшнюю выставку «Клинок» помимо рубки канатов было заявлен «свинопуховик». Это то, что тестировали ножи Кондратьева и Кочергина, что-то вроде этого будет?
М.М.: Проводить, наверное, буду я…
Л.М.: Это как раз поэтому вы писали - «ожидайте новые конкурсы»?
М.М.: Нет, нам не дали провести «Городской тактический нож» как мы хотели, потому что опять не согласовали общие правила о том, что такое «городской тактический нож».
Л.М.: «Городской тактический нож» ведь уже был заявлен на проведение весной 2011-го?
М.М.: Провели, и опять появились недовольные. Вот смотрите: что значит, если «пройтись по словам»: «городской» - понятно – в городе; «тактический» - выполняющий задачи функциональной деятельности. Основная функциональная деятельность в городе - какая? Во всяком случае, кишки выпускаете в последнюю очередь.
В.С.: Конечно, да. То есть в случае чего применить ещё помимо бытовых и кухонных функций и для самообороны.
М.М.: Да, это городской тактический. Можно сказать, что им удобно резать колбасу, строгать деревяшки…
В.С.: Заточить карандашик…
М.М.: И, если что, провести и какое-то «телодвижение».
Л.М.: Просто люди зацепились за слово «тактический».
М.М.: Тактический - в понимании «живопырный». А «живопырности» почти нет. Причём дурацкие преступления с ножом совершают непрофессионалы и не тактическим ножом.
Л.М.: Около 95% ножевых ран при совершении преступлений, по статистике, насколько мне известно, наносятся кухонными ножами.
М.М.: И что получается: правил нет точных, как тестировать. Некоторые говорили: у меня якутский нож в кожаных ножнах. Вот для меня он - тактический нож. И поди докажи, что для него он не тактический. Он с ним ходит каждый день и делает всё подряд. Мы говорим: «Но как! Он же не брутальный!». А он в ответ «А для меня он тактический». И какое мы имеем право не пустить его на сцену? (Показывает на Васин «Пластун» от Кустарей) Вот для тебя твой нож – тактический? Тактический. Что в нем «не тактического»? Делаешь им всё, что нужно?
В.С.: Да, я его взял на трое суток в дорогу, и я делаю им всё. От отрезания салфетки, нарезания бутербродов, отрезания шнурочка, и если что, я его применю и для самообороны.
М.М.: И мы тоже акцентируем внимание, что нож используется НЕ ДЛЯ НАПАДЕНИЯ, а для САМООБОРОНЫ. Мы хотели даже, проводя этот конкурс, сделать динамический манекен. Возможно, он бы двигался на колёсиках или на какой-то тележке. То есть манекен движется к человеку, к испытуемому, у того нож на поясе. Он, отходя, должен достать нож и провести контратаку. То есть ты не нападаешь, ты защищаешься, ты уходишь от нападающего. Как только ты идёшь в нападение – статья за нападение – это совершенно другое дело. А ты уходишь – это оборона. Глядишь – и не посадят, как говорится. А если будешь на него переть с ножом, то…
В.С.: Конечно, тогда у тебя первые активные действия.
М.М.: Мне сон приснился на днях, очень забавный. Буквально дня три-четыре назад. Иду с ножом, вот с этим (показывает на «Варан»). Детализация сна хорошая в голове. Парень с девчонкой проходят навстречу. За ними какие-то два гопника проходят. Я понимаю, что вся эта ситуация, ну во сне я же всё знаю, что это «чем-то светит». Я прошёл, дохожу до угла, до забора, разворачиваюсь, и эти два гопника начинают клеиться к этой девчонке, что-то такое. И там у них какая-то заварушка. Я подхожу к ним и, ничего не говоря, просто одному пузо располосовываю, и другому. Одному, кажется, в ногу пошло, потом в живот, второму – в живот… И в принципе убиваю двоих. Во сне за мной же приходит милиционер и так далее. В общем берёт меня под ручки… Это очень интересный, такой информационный сон был насчёт того, что такое оборона, и что - нападение. Я, конечно, защищал ту женщину. Но я первый полез в драку с ножом, и зарезал их. Я не имел право этого делать. Вот если бы они ко мне пристали, и я бы применил в ответ нож... Или хотя бы они ей угрожали ножом. Вот такие нюансы хорошо, когда во сне реализовываются. А если так вот в реальной жизни вступишься, как Д’Артаньян, а потом эта девушка не будет десять лет носить сухарики куда-нибудь за твоё д’артаньянство. Она скажет «Спасибо», а ты, как дурак, будешь сидеть. И ладно бы за благое дело, а за то, что могло бы и не произойти, хоть ты об этом подумал, вот в чём дело.
Л.М.: Ну да, у нас сейчас и законодательство, и все нюансы – это очень «хитрая» вещь.
М.М.: Вот такой вот сон забавный был. Ну и по фирмам я наверное всё рассказал.
Л.М.: Михаил, спасибо. Очень объёмный рассказ получился… Может быть кто-то из наших читателей задаст какие-то вопросы, мы их Вам обязательно зададим на следующих выставках.

Добавить практически нечего. Интервью длилось около 27 минут и, действительно, вышло не маленьким. Так что если кто-нибудь хочет, чтобы мы задали Михаилу какие-либо вопросы, связанные с ножами – пишите в комментариях. 
Прочитали? Понравилось?
А ещё у нас можно:
Добавить в избранное
Акции! Скидки! Конкурсы!
Чёрная пятница в ножевых магазинах
Чёрная пятница в ножевых магазинах
Вчера стартовала народная буржуинская забава под названием «Чёрная пятница».  В этот день многие продаваны делают мегаскидки на свои товары, чтобы мы ...
Комментариев (0)
Комментарии к статье "Интервью с Михаилом Медведковым"
Нет комментариев...
Новый комментарий
имя:
 

комментарий:
   

Если вы не спамер и не бот, введите символы с картинки:

(с) Все материалы защищены законом об авторском праве. Копирование разрешается только с указанием автора и активной ссылки на первоисточник - http://haralug.ru
тестирование ножей, ножевые выставки, купить ножи, карта сайта
Яндекс цитирования
Similarly scary sounding, a follicular cyst is actually just a clogged pore Belly Button Ring. This puss-filled bump can be caused by to an ingrown hair, or dead skin cells trapped inside a pore next to your piercing. Hypotrophic scarring, however, usually occurs in a cartilage piercing (upper ear or nose) and must be tended to immediately—before it becomes a more permanent keloid scar. Hypotrophic scarring is caused by a loss of collagen due to trauma in and around the piercing site, and you shouldn't delay treatment if it happens to you. First, size down your jewelry's gauge (with professional guidance, of course) to avoid undue pressure on the wound. Then, perform a daily, gentle oil massage (Rosehip seed oil, which is sold for fairly cheap by The Ordinary is preferred,) to dissolve the blister before it becomes a body piercing jewelry wholesale canada permanent scar.