Купить ножи
складные и охотничьи ножи
vip-horeca
  • Главная
  • Новости
  • Статьи
  • Галерея
  • Вопросы
  • Контакты
  • Найфовка

Интервью с Кириллом Рогинским

16.10.2016
Автор: Леонид Миндолин
Категория: интервью
Блок интервью с весеннего "Арсенала" 2016 мы начинаем со знакомства с новыми людьми и их ножами.

Леонид Миндолин: Сегодня первый раз мы берём интервью у «Первого цеха», Ребята, представьтесь и расскажите, кто вы и что делаете.

Кирилл Рогинский: Собственно, мы являемся мастерами «Первого цеха», изделия наши вы видите – скелетные ножи. Идея появилась после рассмотрения формата EDC, такого популярного в Америке Every Day Carry, ножи для повседневного ношения. Для каких-то туристов как запасной нож, возможно, военных – можете увидеть в некоторых ножах некую «тактическость».

Л.М.: Давайте перейдём поближе непосредственно к ножам – какие-нибудь самые популярные, самые любимые модели.

К.Р.: На данный момент это, скорее всего, как раз наша модель «Улучшитель». Она была одной из первых, соответственно, Интернет её тут же полюбил, всем захотелось по одной простой причине: это удобное лезвие и удобная, ухватистая рукоять. Она не выглядит агрессивно, она компактна, и её удобно носить в городе.
Вообще, вся концепция нашего, как говорится, предприятия – это городские ножи, которые можно носить в городе, которые не пугают людей, но при этом они хорошо выполняют свои функции. То есть самое простое – это нож должен служить человеку.

Л.М.: Логично.

К.Р.: В городе хороший нож может испугать других людей, и это служит человеку плохой работой. Наша задача была – сделать ножи простыми, красивыми, удобными и нестрашными, чтобы человек мог выполнять свои задачи и при этом не пугать других. Городская концепция жизни.

К.Р.: То есть такие маленькие, компактные «скелетнички».

К.Р.: Да. Художка, соответственно, вообще является арт-объектом, и она, наверное, будет больше привлекать внимание сама по себе. Может быть, кто-то даже не догадается, что это нож.

Л.М.: Так, ещё раз, как его зовут?

К.Р.: Данная модель у нас ходит под названием «Улучшитель». А сама композиция называется «Ожидание», поскольку здесь запечатлены бабушка с дедушкой, которые сидят в избушке, а здесь – внучок на охоте, соответственно, готов принести добычу. Также у нас есть ножичек «Понтон» (это из новинок) с пейзажем города. К сожалению, «Понтон» тактический, который изображает именно понтон, который перевозит танки и военную технику, у нас лично у человека, который его сделал. В общем, мастер пока не захотел делиться своим творением.

Л.М.: Давайте тогда пока этот «Понтон» сфотографируем.

К.Р.: У нас есть два типа гравировок: та, что делается до закалки, и та, что делается после закалки. После закалки – это настоящий, скажем так, эксперимент, потому что все, в основном, делают гравировку на мягкой стали, а мы – единственные, кто решили всё-таки начать делать гравировку на калёной стали в 59 единиц по Роквеллу. Это некоторое «изнасилование» инструмента в хорошем смысле этих слов, но при этом эффект потрясающий, потому что она получается более яркой и интересной. На глаз видно, что получается совершенно другой эффект.

К.Р.: Арт-объекты смотрит одна категория людей, какие-то туристические, более агрессивные контуры смотрит другая категория людей.

К.Р.: Я, допустим, более просто подхожу в жизни к ножам: нож должен резать, не пугать и при этом быть практичным. У меня самая простая, базовая модель – «Кметь», даже без опрессованной медняшки, над которой я «издеваюсь», вогнутые спуски для хорошего реза и обмотка паракордом, чтобы хорошо лежал в руке.

Л.М.: Сразу вопрос по такому маленькому форм-фактору клинка: удобно ли им выполнять работы, не знаю, по фигурному нарезанию батона? То есть для каких целей он служит?

К.Р.: По фигурному нарезанию батона – легко, потому что любое лезвие, которое меньше полного сечения батона, это немножко фигурное нарезание. Когда мы крутим батон - это же естественно.

К.Р.: Но вся фигурность и проявляется в этом.

Л.М.: Да, я имею в виду, что батон, конечно, одним движением порезать не получится.

К.Р.: Только если сжать.

Л.М.: Тоже верно.

К.Р.: Мы же понимаем, что физику не обманешь: длина клинка – она должна быть либо равна сечению батона, и тогда мелкими вибродвижениями можно прорубить батон насквозь, либо быть больше, и при этом пройдёт. Угол заточки и сведения позволяет легко врезаться в хлебушек, особенно чёрствый.

Л.М.: То есть для каких, в основном, задач эти ножи?

К.Р.: Это универсальные городские ножи, они могут решать любые задачи. По сути, в городе большой клинок не нужен. По той же логике, берём любую швейцарскую модель городского ножа, который покрывает все задачи, и что у нас здесь имеется? Здесь клиночек – 91 мм.

К.Р.: Яркий пример того, что достаточно.

К.Р.: У нас получается, соответственно, более «силовой» нож. Основная концепция: нож – это инструмент; вопрос лишь в том, какие руки его держат. Сейчас вырастает большое поколение «рук», которые могут, умеют. Интернет воспитывает, он обучает, поэтому люди постепенно начинают понимать, что огромный нож, которым можно с одного удара заколоть свинью, – это не то, что нужно для реза в городе. Колбасу можно порезать и таким ножом, его вполне хватает для всех задач.

Л.М.: Но маленьким клиночком всё равно не сильно удобно.

К.Р.: Поэтому у нас большой выбор ножей. Конечно, не сильно удобно, но, с другой стороны, большой нож не везде достанешь. То есть можно вскрыть блистер в магазине большим ножом, но это вызывает некоторое, скажем так, общественное волнение.

Л.М.: Но это, опять-таки, не в последнюю очередь связано с тем, что культура клинка не сильно широко пропагандируется среди среднего обывателя.

К.Р.: Да, именно.

Л.М.: Давайте тогда посмотрим что-нибудь с более длинными клинками.

К.Р.: Конечно. Из самых рабочих простой геометрии – пожалуйста, классический нож для работы по мясу.

Л.М.: Кто это, как зовут?

К.Р.: В нашей вариации этот нож называется «Китеж-град». Он имеет схожую с «канадцами» геометрию, поскольку она признана удобной для такой кухонной работы, по мясу и везде. Большая, удобная, ухватистая ручка и джампинг под большой палец для силового реза. Эта модель у нас ещё идёт с прямыми спусками; в дальнейшем на все эти модели у нас уже сейчас делаются вогнутые спуски с тонким сведением, чтобы рез был ещё лучше и практичнее. Это самая простая отделка ножа; соответственно, здесь нет никакой слесарки, ничего, помимо рантов и ручной обработки кромок.

Л.М.: Какая ценовая категория?

К.Р.: Приблизительно от 6,5 тысяч и до бесконечности.

Л.М.: Где-то я эту фразу недавно слышал…

К.Р.: Наш художник пока использует простые материалы и только свой ручной труд, но в дальнейшем мы не исключаем инкрустирования драгоценными металлами и камнями, что, собственно, поднимает планку «до небес» и выше.

Л.М.: Логично. Может, киридаши посмотрим?

К.Р.: Конечно. В нашем исполнении это больше называется «Косяк», нежели чем киридаши, потому что киридаши – это изначально японский нож, а эти ножи, они имеют идеологию «косяка». То есть когда в XIX веке материалы стоили дорого, и ломалась пила, это была хорошая сталь, а новая пила стоила дорого, и ножи стоили дорого, и люди думали, что им делать. Они отпиливали пилу и делали из неё нож такой формы. Пользовались им в хозяйственных нуждах. Какие модели дальше интересуют?

Л.М.: Что это такое непонятное в техностиле?

К.Р.: Это «Грейдер».

Л.М.: Кто это, что это?

К.Р.: Модель называется «Грейдер». Простая геометрия, у него минимальная толщина рукояти, но при этом она ухватистая: хороший упор под большой палец, и вогнутые спуски для хорошего реза. Отличительная особенность этой модели – пожалуй, то, что она является тычковой, притом что изначально мы не планировали делать её агрессивной, но она такой получилась. Хороший такой тычковый нож. И, соответственно, большой плюс – это то, что линия режущей кромки, как в кухонных ножах, сильно отнесена вниз относительно оси рукояти, что позволяет резать на плоскости, не опираясь рукой в эту плоскость.

Л.М.: Складные ножи – тоже ваши?

К.Р.: Складные – наши, но это американский рынок, американские мастера; в основном, штучные экземпляры с ценами, которые нам пока только снятся.

Л.М.: Тогда остановимся на «Первом цехе». Кирилл, очень приятно было познакомиться. Надеюсь, не в последний раз видимся на выставках!
Прочитали? Понравилось?
А ещё у нас можно:
Добавить в избранное
Акции! Скидки! Конкурсы!
Чёрная пятница в ножевых магазинах
Чёрная пятница в ножевых магазинах
Вчера стартовала народная буржуинская забава под названием «Чёрная пятница».  В этот день многие продаваны делают мегаскидки на свои товары, чтобы мы ...
Комментариев (0)
Комментарии к статье "Интервью с Кириллом Рогинским"
 
1035 дней 2 часа 4 минуты назад
Комментирует: Анонимно
Ребята просто молодцы!!! Гравировка на высоте! Успехов!
Новый комментарий
имя:
 

комментарий:
   

Если вы не спамер и не бот, введите символы с картинки:

(с) Все материалы защищены законом об авторском праве. Копирование разрешается только с указанием автора и активной ссылки на первоисточник - http://haralug.ru
тестирование ножей, ножевые выставки, купить ножи, карта сайта
Яндекс цитирования
Similarly scary sounding, a follicular cyst is actually just a clogged pore Belly Button Ring. This puss-filled bump can be caused by to an ingrown hair, or dead skin cells trapped inside a pore next to your piercing. Hypotrophic scarring, however, usually occurs in a cartilage piercing (upper ear or nose) and must be tended to immediately—before it becomes a more permanent keloid scar. Hypotrophic scarring is caused by a loss of collagen due to trauma in and around the piercing site, and you shouldn't delay treatment if it happens to you. First, size down your jewelry's gauge (with professional guidance, of course) to avoid undue pressure on the wound. Then, perform a daily, gentle oil massage (Rosehip seed oil, which is sold for fairly cheap by The Ordinary is preferred,) to dissolve the blister before it becomes a body piercing jewelry wholesale canada permanent scar.